Вы сейчас здесь: Главная / Все новости / «К чайкам у моря с замландскими дорогами и КСЕ»

«К чайкам у моря с замландскими дорогами и КСЕ»

Перевод статьи о железной дороге в Кранце - история, свидетельства, воспоминания...


«К чайкам у моря с замландскими дорогами и КСЕ»

Перевод статьи о железной дороге в Кранце - история, свидетельства, воспоминания...

 

«Zu den Möwen an die See mit Samlandbahn und KCE»

Железная дорога в Кранце

«К чайкам у моря с замландскими дорогами и КСЕ». Так звучал рекламный слоган, которым в 30-е года прошлого века две восточнопрусские частные железные дороги привлекали себе клиентов. Из детских воспоминаний и собственных расследований возник макет местности, который уносит нас обратно, в прошлое время, уже забытое для большинства немцев.

 

Железнодорожный вокзал в Кранце
Кранцевский вокзал в 1920 году. На переднем плане поезд Замландских железных дорог, на заднем – КСЕ. Левее (вне границ фотографии) располагалась разворотная площадка
Железнодорожный вокзал в Зеленоградске
Так выглядел вокзал в 1993 году. На месте кустарника справа за автобусом находилось ограждение разворотной площадки
 
Железнодорожный вокзал в Кранце
Вокзальная сцена 100-летней давности. Отдыхающие в нетерпении на платформе перед поездом на Кёнигсберг
Железнодорожный вокзал в Зеленоградске. Фото 2007 года
В мае 2007 года вокзал предстает более украшенным чем 14 лет назад. На переднем плане буферные упоры, которые заменили разворотную площадку
 

Замландские дороги и Кёнигсберг-Кранцевская железная дорога (КСЕ) являлись частными дорогами, которые охватывали северную и западную области восточнопрусского Замланда до портового города Пиллау (сегодня Балтийск) и курортные города побережья Балтийского моря. Компании работали в очень тесном сотрудничестве.


То, чем является для берлинцев остров Узедом, тем же являлись для кёнигсбергских жителей балтийские курорты Кранц и Раушен. Главным образом это был Кранц, обладающий замечательным песочным пляжем и знаменитый своим мощным ударом волны. Сегодня того пляжа уже нет. Из-за небрежного отношения к укреплениям (бунам) море забрало песок.


В 1884 году было основано «Кёнигсберг-Кранцевское железнодорожное общество». И вскоре восточнопрусская столица была связана перегонами длиной без малого 30 километров с, пожалуй, прекраснейшим курортом региона. Теперь Кёнигсбержцы могли за, приблизительно, 45-и минутную поездку добраться до побережья Замланда.


В 1895 году участок железной дороги от вокзала Кранца был продлен до Кранцбеека, откуда начинался пароходный маршрут Кранц-Мемель, который в своем пути через Куршский залив держал курс мимо большого количества любимых туристами мест, расположенных по Куршской косе. В Кранцбееке очень удобно осуществлялась пересадка с корабля на поезд и наоборот.

До переселения немцев из Восточной Пруссии в феврале 1945 года Кранц был моей родиной, тогда мне было семь лет. Лишь несколько десятков метров пешей прогулки отделяло меня от вокзала Кранца. Каждую свободную минуту я стоял на возвышении у забора разворотной площадки локомотивов. Что может быть прекраснее для мальчика, восхищающегося железной дорогой, чем смотреть на маневрирование локомотивов и терпеливо ожидать прибывающие поезда? Так как моя бабушка и все родственники нашей семьи жили в Кёнигсберге, то мы часто там бывали. Маршрут поездов КСЕ и Замландских железных дорог оканчивался на Северном вокзале, остаток пути мы преодолевали на трамвае.


Станции, которые мы проезжали по пути до сих пор в моей памяти. В порядке от Кёнигсберга это были: Марауненхоф, Ротенштайн, Кведнау, Нессельбек, Гросс Раум, Моленен, Лаптау, Бледау - имена которые сейчас никто уже не знает. В Кранц приходили и поезда из Нойкурена (ныне Пионерский). Этот участок дороги тоже принадлежал компании КСЕ.


На нашем вокзале происходило много событий, особенно летом. Прибывал поезд, и в сторону пляжа нетерпеливо спешили массы радостных и голодных до солнца людей. На обратной дороге отдыхающие брали с собой домой на ужин приобретенную у рыбацких жён копченую камбалу, которая считалась особенным деликатесом.


В мое время в состав поездов КСЕ уже входили двухосные стандартные вагоны с открытыми торцевыми площадками («грохочущие жестянки», как их называли). Так же был просторный «скат-вагон» (вагон для любителей карточной игры «скат»). Здесь поклонники ската могли провести время поездки за любимым занятием. Отделка вагонов на направлении Нойкурена была старомодной.


Пути кранцевского вокзала заканчивались перед поворотным кругом. Он использовался не только для разворота локомотива, но также являлся заменителем стрелки. После прибытия поезда из Кёнигсберга локомотив отцеплялся, разворачивался на круге, и переставлялся по соседним путям в другой конец состава. И с первым вагоном он проделывал задом наперед короткую поездку до Кранцбеека, к причалу парохода, курсирующего по маршруту Кранц-Мемель.


Так как в Кранцбееке не было возможности развернуться, то на обратном пути локомотив доталкивал, а не тащил вагон к кранцевскому вокзалу, где он опять подцеплялся к составу. После короткого визита на угольный склад и к гидранту для заправки водой локомотив катился обратно к своему поезду, чтобы тащить его обратно в Кёнигсберг.


Вскоре после отправления от стоянки парохода состав пересекал самочинное движение Беекштрассе на Кёнигсберг. Для того, чтобы предупредить редкое еще в те времена уличное движение о приближающемся поезде, на открытой платформе вагона стоял железнодорожный служащий и звонил в большой ручной колокольчиком, чтобы сделать свой «поезд» заметным. Часто я отправлялся к этому переезду, чтобы не пропустить это представление. 

Примерно так выглядело, когда поезд возвращался из Кранцбеека в Кранц. Ручной колокольчик проводника заменял шлагбаум и сирену. При довоенном движении этого было достаточно

 

 

Короткая железнодорожная ветка на Кранцбеек сегодня уже не существует. Пути демонтированы и с залива больше не приходит паровоз. Берега маленького порта забаррикадированы корабельным мусором.

 

Пути к бывшей стоянке парохода в Кранцбееке сегодня. Они заканчиваются за 200 метров не доходя до дороги
 

 

Шесть баварцев на Балтийском море

Первое свидание с моей отчизной через 48 лет было для меня травмой. Те здания, которые остались от немецкого времени, пришли в упадок. Те, что появилось за это время – казались мне, по крайней мере, чужими. Мою любимую ветряную мельницу – еще одно мое место пребывания из прошлого, тогдашние победители в переполненных чувствах сожгли.

Но станционное здание нашего старого вокзала еще стояло и стоит поныне – добротная прусская постройка. Так и хочется при взгляде на него спросить, как оказался «баварский кубик» в этой местности. Сходство имеется однозначно – и, возможно, не совсем случайно: первые шесть локомотивов КСЕ, построенные в 1885 году, были выпущенные Крауссом в Мюнхене. Они находились в эксплуатации до 1938 года, с 1900 года поддерживаемые и постепенно заменяемые на купленные подержанные прусские паровозы Т-2 и Т-3. …

Пути сегодня электрифицированы и обслуживается поездами пригородного сообщения. Соответственно и реконструировано Кранцевское путевое хозяйство: разворотного круга уже не существует, и рельсы оканчиваются у выложенных из кирпича оснований буферных колодок. Тем не менее, сегодня кранцевская путевая решетка включает в себя два двойных стрелочных перевода и прямую связь обоих путей перед въездом на станцию. Верхнее строение путей, однако, во внушающем опасения состоянии. Когда со скоростью пешехода электричка прибывает на вокзал, кажется, что она вот-вот сойдет с рельсов.

 

Рейнхольд Баркхофф

 


Оригинальная статья и иллюстрации: Eisenbahn Journal 04/2013

 

Вы сейчас здесь: Главная / Все новости / «К чайкам у моря с замландскими дорогами и КСЕ»
© 2010 - 2017 Новый Зеленоградск.ru - общественно-деловой сайт г. Зеленоградска Калининградской области